Ужас в конце или ужас без конца?

Я затронул причины депрессии вкратце, потому что это не самое главное, что меня интересует. Сама рецессия может произойти даже не по сугубо экономическим причинам. Согласно теориям цикличности, да и просто по логике здравого смысла, после долгого роста, рано или поздно, должна произойти коррекция - откат назад.

Иногда бывает так, что срабатывает принцип предельного приращения величины, когда общество переходит на новый этап развития, но при этом сохраняется несовершенство технологий, или появляются новые технологии, но ещё недостаточно количество образованных людей, которые могут управлять новыми технологиями.

Больше всего мне интересны не столько причины возникновения депрессии – экономисты уже который десяток лет ломают копья в этих интеллектуальных побоищах Ужас в конце или ужас без конца?. Мне интересны причины её долгосрочности. Почему депрессия затянулась более чем на 10 лет, притом, что в период с 1929 по 1939 гг. не было крупных войн?

Считается, что такой затяжной и такой истощающий кризис в отсутствие крупных войн и катаклизмов, был беспрецедентным в истории человечества. Так, в период после первой мировой войны в США возросла безработица. В 1921 году её уровень поднялся до 11,7%, но в 1923 году снизился до 2,4%.

Также стоит заметить, что не все страны так сильно переживали турбулентность 1930-х годов. Скажем, в 1933 году безработица в США составляла 24,9%, а в Канаде – 19,3%. В 1938 году в США безработица составила 19%, а в Канаде - 11,4%. По всем Ужас в конце или ужас без конца? годам с 1931 по 1941 Канада имеет лучшие в этом отношении показатели. Причём, тут важны также относительные сравнения. Например, если в США в 1941 году безработица составила 9,9%, а в Канаде - 4,4%, то это значит, что показатели Страны кленового листа были в том году в два раза лучше, чем у её южного соседа.

Согласно данным разных опросов американцы считают президента Франклина Делано Рузвельта одним из наиболее влиятельных политиков. Кроме того, общественное мнение в массе своей склоняется к точке зрения, что именно рузвельтовский Новый курс (New Deal) вывел страну из депрессии. Однако порой бывает так, что исторические оценки со стороны общественного мнения оказываются Ужас в конце или ужас без конца? неверными. Кроме того, в Америке есть немало солидных экономистов, которые полагают, что депрессия возникла в результате политики Герберта Гувера (1929-1933 гг.) и затянулась по причине продолжения этой политики Рузвельтом (1933-1945 гг.).

Также стоит отметить следующую особенность массового сознания: американцы практически забыли имя Кэлвина Кулиджа – президента, который руководил страной в эпоху экономического бума «грохочущих двадцатых» (1923 - 1929 гг.). Его имя редко упоминалось на уроках истории, и память о нём начала активно возрождаться лишь благодаря его поклоннику – президенту США Рональду Рейгану.

Республиканцу Герберту Гуверу не повезло – весь срок его правления выпал на кризис. И что он сделал, чтобы исправить ситуацию?

Меры Гувера по борьбе с кризисом включали в Ужас в конце или ужас без конца? основном следующее:

- Спасение разоряющихся предприятий, включая частные (!) от банкротства посредством предоставления им денег государства, т.е. налогоплательщиков.

- Привлечение людей для общественных работ, оплачиваемых из государственной казны.



Безусловно, это создавало дыры в бюджете, и поэтому возникла такая мера как:

- рост налогообложения.

Также Гувер продвигал:

- Регулирование цен на различные товары.

- Гипертрофированный протекционизм.

- Государственное регулирование минимального размера заработной платы (в том числе в частных фирмах).

Видимо, Гувер считал, что экономикой можно управлять централизованно по типу: «Айне колонне марширт! Цвайне колонне марширт!». Тем не менее, ручное управление экономикой нисколько не привело к улучшению ситуации – безработица возросла почти в три раза.

В Ужас в конце или ужас без конца? то время в качестве просьбы стала популярной юмористическая фраза «… а то проголосую за Гувера». Например, нищие просили милостыню с табличками: «Дайте сколько-нибудь, а то проголосую за Гувера» или, скажем, путешествующие автостопом держали в руках плакаты: «Подвези, а то проголосую за Гувера».

В 1933 году к власти пришёл Франклин Делано Рузвельт, представитель Демократической партии. Как ни странно, но он продолжил политику своего предшественника. Принятый Рузвельтом Новый курс, по сути, был старым курсом.

Итак, что же было такого плохого в тех мерах?

Привлечение людей для общественных работ, оплачиваемых из государственной казны. В данном случае проблема заключается в том, что зачастую правительство Ужас в конце или ужас без конца? не создаёт рабочие места, а перераспределяет их. И тут главный вопрос: кто лучше будет распоряжаться ресурсами – частный владелец или бюрократ из правительства?

Например, правительство привлекало людей на посадку деревьев. В США возникли массивы городских лесопарков. Но в чём ценность этих парков?

По заданиям, созданных в недрах правительственных контор, массы рабочих рыли судоходные каналы, прокладывали автодороги и железнодорожное полотно, строили аэродромы. Большей частью этих трудов до сих пор никто не пользуется. Почему? Потому что они проложены не там, где хотелось бы участникам экономических отношений, не там где это создаёт наименьшие издержки.

Дело в том, что частный бизнес вкладывает свои деньги и Ужас в конце или ужас без конца? тем самым несёт персональную ответственность, а чиновники распоряжается деньгами налогоплательщиков, и поэтому их материальная заинтересованность и ответственность в определённой степени снижены. Данный феномен известен среди экономистов как моральный риск (который, стоит заметить, может возникать не только в сфере государственного управления, но и частного).

Рассмотрим пример. В штате Небраска для борьбы с кризисом правительство направило рабочих для строительства населённого пункта Ак-сар-бен (слово Небраска, прочитанное в обратном порядке). Этот населённый пункт был всем хорош, там царила гармония. Одна только проблема… Никто не пришёл жить туда. Почему? А почему люди предпочитают селиться в том или ином месте? Факторов много Ужас в конце или ужас без конца? и все участь невозможно. Если бы строительством занимался частный бизнес, то издержки легли бы на плечи владельца бизнеса. Однако в данном случае строительством руководили чиновники, и никто из них за этот неудачный проект ответственности не понёс. И таких прожектов во время правления Гувера и Рузвельта была немало.

В период правления Гувера, а после и Рузвельта возросли ставки налогообложения.

За период с 1931 по 1932 годы произошло увеличение налогов для богатых, для среднего класса и для бедняков:

- с 1,5% до 4% - для тех, кто зарабатывает до 4 тысяч долларов;

- с 14% до 23% - для тех, кто зарабатывает от 32 000 до 36 000 долларов;

- с 25% до 56% - для тех, кто зарабатывает более Ужас в конце или ужас без конца? 100 000 долларов[11].

Впоследствии во времена Рузвельта также увеличивались размеры акцизных налогов, причём такими налогами облагались не столько алкоголь и табак, сколько вполне безобидные бензин, газ, автомобильные шины, автомобили, меховые изделия, драгоценные украшения, электричество.

К чему привёл сильный рост размера ставок налогообложения? Во-первых, бизнес стал чаще уходить от налогов. Во-вторых, мелкий и средний бизнес стал не выдерживать конкуренции и разоряться. В результате увеличилось количество монополий и олигополий. В-третьих, уменьшилась производительность труда. Логика здесь проста: зачем производить больше, если налоги всё равно большую часть заберут.

В июле 1941 года Рузвельт предложил внести поправку в бюджетную политику, предполагавшую 99,5% налогов на любой доход Ужас в конце или ужас без конца? свыше 100 000 долларов. Когда его коллеги изумились таким предложением, Рузвельт ответил: «Почему нет? Никто из нас никогда не сделает больше ста тысяч в год». Однако, судя по всему, коллеги сумели убедить Рузвельта не вводить такую меру.

Также во время Гувера и Рузвельта действовал гипертрофированный протекционизм. Защита своего производителя – идея хорошая, но тут нужно очень малое воздействие и при этом хирургически точное и аккуратное. В ходе депрессии власти США подняли таможенные пошлины на разные товары. Однако тут возникла проблема: европейцы подняли свои пошлины в ответ. В итоге международный обмен товарами стал затруднён. Более того, некоторые американские индустрии были зависимы от импортных поставок Ужас в конце или ужас без конца?, и перебои поставок вызвали разорение американских предприятий, что толкнуло к росту безработицы.

Скажем, некоторые американские фабрики выпускали одежду из таких видов тканей, которые в США не производились. Государственные регуляторы не могли учесть все факторы экономики, и в итоге пошлины были распространены на все виды тканей. Швейные фабрики стали разоряться.

К чему привело государственное регулирование минимального размера заработной платы? Изначально идея заключалась в том, чтобы защитить рабочих от т.н. «эксплуатации» и установить «справедливые» зарплаты. Однако тут возникает вопрос: насколько т.н. «справедливая» оплата может быть экономически обоснованной. В результате роста минимального размера оплаты возникла следующие проблемы:

- Малый Ужас в конце или ужас без конца? и средний бизнес не смог нанимать новый персонал по причине высоких ставок зарплаты. Это увеличило количество безработных и получателей пособий. Более того, малые фирмы начали разоряться, и возросла сила монополий.

- Был нанесён удар по низкоквалифицированной рабочей силе, так как им стало труднее найти работу. Если раньше они работали за малые деньги, то после «защиты» со стороны государства они были лишены и этой возможности.

К чему привело регулирование цен на различные товары? Сама идея этой меры благородная: сделать цены товаров доступными для бедняков. Однако, зачастую «ценовые потолки» делают производство товаров невыгодными для производителя, и в результате возникает дефицит. При этом Ужас в конце или ужас без конца? дефицит рождает расширение чёрного рынка, а потом вскоре и на легальном рынке цены начинают даже не расти, а просто взлетать.

Рассмотрим эту экономическую проблему на следующем примере.

В XVI веке испанские войска взяли в кольцо блокады город Антверпен (тогда этот город был частью Нидерландов, а сейчас это территория Бельгии). В результате цены на продовольствие подскочили. Однако снабжение всё равно продолжалось. Каким образом? Когда люди узнали о высоких ценах в Антверпене, они стали поставлять продукты в город контрабандными способами. Город держался. В какой-то момент власти решили бороться со спекуляцией и ввели наказания за превышение «ценовых потолков». Странно, что чиновники не Ужас в конце или ужас без конца? смогли понять того, что высокие цены вызваны издержками и рисками, связанными с контрабандой. Результат ценовой политики был плачевным. Поставлять еду в город стало невыгодно, и поток продовольствия остановился. Когда еда закончилась, город капитулировал.

Мораль этой истории проста: дорогие продукты – лучше, чем отсутствие продуктов.

Помимо регулирования цен, государство также принялось активно регулировать сами поставки продовольственных товаров, в соответствии с Актом регулирования сельского хозяйства (Agricultural Adjustment Act). Несмотря на то, что в стране было достаточно еды, зачастую производители не могли её поставить вовремя по причине ограничений со стороны правительства и поэтому появлялись голодные очереди.

В разгар Великой депрессии из Ужас в конце или ужас без конца?-за правительственных субсидий аграрии произвели много продовольствия, и цены упали до рекордно низких уровней. Например, 1 бушель (около 35 литров) пшеницы стоил всего около 25 центов. В 1933 году был принят Акт регулирования сельского хозяйства. Тогда правительство решило уменьшить производство основных продуктов сельского хозяйства. Предполагалось возместить фермерам сокращение площади сельскохозяйственных угодий и поголовья свиней. Руководство страны поставило задачу: увеличить цены. Фермеры подписали контракты, по которым получали выплаты пособий (“benefit payments”). Однако поскольку растения (хлопок, рожь, пшеница, кукуруза и т.д.) были посеяны до подписания акта, то фермерам, чтобы получить выплаты, пришлось скосить несозревшие растения. Траты правительства на возмещения этих расходов были огромны. Оценки могут Ужас в конце или ужас без конца? разниться существенно, но даже если брать минимальные цифры, то они будут существенны[12]. Так одни только фермеры штата Оклахома только за 1933 год получили минимум 7 миллионов долларов. В 1934 году – примерно столько же. И надо учитывать, что это компенсация лишь за хлопок. Год спустя компенсации за кукурузу и поголовье свиней оклахомские фермеры получили чуть более 4 миллионов долларов. В разных штатах шёл массовый забой свиней, мясо которых потом раздавали нищим в качестве благотворительных продуктовых программ.

Фермеры получили прибыли, правительственный экономический баланс выровнялся в соответствии с расчетами министерств и ведомств. Однако когда в 1936 году значительная часть Акта была признана неконституционной, появились новые проблемы: количество Ужас в конце или ужас без конца? продуктов сократилось, и цены на продукты выросли. В результате появились голодные очереди, и при этом фермеры по-прежнему находились в трудном экономическом положении. Выплаты не смогли в течение долгого времени облегчать их жизнь.

Гипертрофированное регулирование поставок продовольствия породило схожие проблемы и в СССР в ходе т.н. голодомора, т.е. голода, захватившего обширные территории страны[13]. Некоторые могут обвинить в этом преднамеренные действия властей по целенаправленной организации голода. Тем не менее, схожие с голодомором процессы можно наблюдать и на примере других стран, где присутствует высокий уровень государственного регулирования поставок продовольствия. Например, в Индии не раз были зафиксированы случаи, когда Ужас в конце или ужас без конца? голодающие люди не могли достать еду, которая лежала на складах и гнила там. Также в своё время в СМИ была опубликована новость, о том, как в социалистической Венесуэле 15% годового запаса урожая сгнило на государственных складах. Что общего между этими разными странами в их разные исторические эпохи? По мнению ряда экономистов в США времён Гувера и Рузвельта, СССР, Венесуэле, Индии были перебои с поставкой продовольствия, потому что бюрократы, лишённые должного денежного стимулирования, просто не донесли государственную еду до людей.

Аналогичное было накануне распада СССР. Егор Гайдар любил рассказывать о том, как он спасал страну от голодной смерти (сейчас это продолжают делать его Ужас в конце или ужас без конца? поклонники). Однако еды в стране хватало, и угрозы голода не было, что признает даже такой ярый либерал как Андрей Илларионов, в прошлом советник президента В. Путина. Конечно, может поступить возражение, что он просто по каким-то причинам имеет личную заинтересованность в дискредитации Е. Гайдара. Однако это признаёт не только А. Илларионов. В официальных докладах российского правительствах от 1991, 1992 и 1993 годов ничего не говорится про «голод» или «угрозу голода». Встречаются высказывания о падении производительности в сельском хозяйстве, но не фиксируется ничего критического.

Более того, в те годы отсутствие угрозы голода признавал и сам Е. Гайдар, отвечая на вопросы в Ужас в конце или ужас без конца? интервью шведской газете «Тагес Анцейгер» 2 марта 1992 года[14]:

«Вопрос: А новости о старушках, умирающих от голода, на вас не производят впечатления?

Е. Гайдар: Ну, честно говоря, не очень верю… Массового голода в стране нет, нет даже низкоочагового голода, даже в среде относительно низкооплачиваемых.

Вопрос: А акция международной гуманитарной помощи – она нужна, она должна продолжаться, или…

Е. Гайдар: Для нас это, прежде всего, демонстрация поддержки международным сообществом… По большому счёту, сейчас нет страшных проблем на рынке мяса. Ко мне уже начали приходить главы администраций и директора предприятий выяснять, что же им, в конце концов, делать с мясом, холодильники все забиты и так Ужас в конце или ужас без конца? далее…».

Не стоит также забывать про то, что политическая ситуация в стране дестабилизировалась и некоторые активисты пытались использовать дестабилизацию для своих целей. Например, тогда были организованы т.н. «марши голодающих очередей».

Однако почему же тогда люди старшего поколения помнят пустые прилавки? Почему вдруг на относительно непродолжительное время прилавки многих магазинов опустели или полуопустели? Основная причина заключалась в том, что в связи с кризисом социализма в результате постоянного дефицита тех или иных товаров сломалась система логистики: цепочка снабжения, ослабленная неправильным менеджментом начала разрываться в разных местах. Однако вскоре появились частники. Движимые жаждой получения прибыли, они взяли ситуацию в свои Ужас в конце или ужас без конца? руки и начали поставлять еду согражданам.

Аналогичные процессы происходили и в США во время правления Ричарда Никсона. Приведу мнение профессора экономики и исследователя Национального бюро экономических исследований Хага Рокофа (Hugh Rockoff), которое он изложил в статье «Контроль цен»[15]. В 1971 году Никсон начал бороться с инфляцией и ввёл режим «ценовых потолков» на многие товары. Результат – в Америке, как и в странах социалистического лагеря, образовался дефицит некоторых товаров, и стали появляться очереди. В 1979 году в США зафиксировали цену на автомобильное топливо в размере 1 доллара за галлон. Если бы рыночная цена была 1,2 доллара, то с десяти галлонов водитель, благодаря «ценовому потолку», сохранил бы 2 доллара Ужас в конце или ужас без конца?. Однако получасовое ожидание в очереди будет стоить 4 доллара, если его зарплата 8 долларов в час.

Причём 30 минут очереди – это относительно недолго. Так, американский экономист Томас Соуэлл вспоминает даже о многочасовых пробках из-за нехватки топлива.

В ходе Великой депрессии ничто так не навредило экономике США как спасение разоряющихся предприятий, включая частные (!) от банкротства посредством предоставления им денег государства, т.е. фактически средств, полученных от налогоплательщиков.

В данном случае основная проблема состоит в том, что не рыночная конкуренция, а государство определяет, кто будет экономическим победителем, а кто проигравшим.

Спасение разоряющихся предприятий заключается в основном в двух мерах: выделение супердешёвых Ужас в конце или ужас без конца? кредитов или даже безвозмездных субсидий и выкуп «плохих долгов». Эти меры породили лоббизм и коррупцию, которые после прихода к власти Рузвельта приняли гигантские масштабы и до сих пор являются растущей проблемой американского общества.

«Халявные» деньги получали те бизнесмены, которые водили дружбу с людьми из Вашингтона.

После прихода к власти Рузвельт утвердил Закон о национальном индустриальном восстановлении (National Industrial Recovery Act). Данный закон предусматривал усиление регулирования экономики. В частности, акт предусматривал максимально возможное количество рабочих часов в день, минимальные размеры зарплаты рабочих и т.д.

Малые предприятия не могли в условиях кризиса повышать зарплаты, зато год спустя, т.е. в 1934 году свыше 500 предприятий Ужас в конце или ужас без конца? приняли новые правила, став работодателями для 80% работников, занятых в частном секторе несельского хозяйства. Таким образом, началась тотальная монополизация экономики. Дело доходило до того, что власти арестовывали и сажали в тюрьмы предпринимателей, которые устраивали ночные сверхурочные работы и платили зарплаты ниже правительственных норм.

В 1935 году Верховный суд признал Закон о национальном индустриальном восстановлении неконституционным. Однако «левацкое» правительство Рузвельта и монополии не успокаивались. Впоследствии были приняты другие законы, усиливавшие регулирование экономики.

В США начала разгораться война между ветвями властей: законодательная и исполнительная находились под контролем команды Рузвельта, а судебная власть оказалась независимой, потому что там работали судьи старой закалки. Суды Ужас в конце или ужас без конца? высших инстанций признавали незаконными законы, а также делали всё, чтобы освободить предпринимателей из-под стражи.

Тут необходимо оговориться по поводу размера заработных плат. Сам рост платы за труд не является негативным, если он порождён экономическими причинами, если каждая фирма может сама выбирать размер зарплаты, не подвергаясь давлению со стороны закона или политических требования профсоюзов. В случае политики, проводимой администрацией Рузвельта, зарплаты увеличивались вопреки экономическим реалиям, и целью увеличения было разорение конкурентов, в котором были заинтересованы монополисты.

Выплаты субсидий по «блату» начались ещё при Гувере. Он задействовал 1,5 миллиарда долларов, полученных за счёт налогообложения, чтобы субсидировать предприятия. Такая экономическая Ужас в конце или ужас без конца? деятельность быстро политизировалась: десятки миллионов долларов поплыли в руки политической элиты, которая владела крупными предприятиями или имела связи с такими владельцами. Одним из самых худших (по количеству взятых денег) таким случаем стали выплаты Чарльзу Даусу (Charles Dawes). Во время депрессии он был бывшим вице-президентом США и действующим главой государственной структуры под названием Корпорация по реконструкции финансов. Уволившись из этой организации, он получил со скидкой ссуду 90 миллионов долларов для Chicago bank. И это несмотря на то, что банк, который он, кстати, возглавлял, имел на депозитах всего 95 миллионов долларов[16]. Конечно, есть те, кто утверждает, что Даус не хотел брать эти деньги Ужас в конце или ужас без конца?, а его заставили другие банкиры, но это не меняет сути дела.

14 миллионов долларов получила компания Union Trust Company of Cleveland, которую возглавлял Жозеф Натт, казначей Республиканского национального комитета (Republican National Committee).

Ссуда со скидкой в размере 13 миллионов долларов досталась страховой компании Union Guardian Trust Company of Detroit, директором которой был министр торговли Рой Чапин.

При этом деньги шли не только членам разрастающихся органов государственной власти, но также их родственникам и друзьям, которые имели свой бизнес. И таких случаев по всей стране было множество.

Иногда деньги получали и представители малого и среднего бизнеса, но это не всегда приводило к хорошим Ужас в конце или ужас без конца? результатам. Например, в правительстве решили, что стране не хватает хлопка. Было осуществлено вливание огромных средств, и год оказался урожайным. Хлопка выросло столько, что фермеры не знали, куда его девать. Правительство начало выкупать хлопок, который в ходе торгов на товарно-сырьевых биржах терял в цене. К моменту покупки хлопка на сумму 127 миллионов долларов этот товар потерял в своей стоимости более 50%. В итоге правительство пожертвовало Красному кресту хлопок на сумму 78 миллионов долларов.

Кто-то скажет, что это кризис капитализма, при котором олигархи вступают в альянс с правительством, чтобы расхищать деньги налогоплательщиков. Однако это не капитализм, а гипертрофированное государственное регулирование. Именно это государственное Ужас в конце или ужас без конца? регулирование и усилило кризис. Каким образом? Вместо того, чтобы позволить разориться неконкурентным предприятиям, государство расходовало средства, помогая крупным монополистам, и попутно уничтожая эффективные фирмы малого и среднего бизнеса, а также крупные компании, которые не водили дружбу с кругами «вашингтонского обкома».


documentadthewv.html
documentadthmhd.html
documentadthtrl.html
documentadtibbt.html
documentadtiimb.html
Документ Ужас в конце или ужас без конца?